Виски в кубе. Как медь творила историю. Часть 1

Во все времена люди пытались придумать, как и из чего бы сделать алкоголь покрепче и получше. Перебродивший сок винограда радовал древних греков и римлян, навсегда оставшись в поэмах и трудах античных авторов, которые воздали должное вину.

Ячменное пиво – еще один напиток, который может поспорить древностью появления с виноградным вином. На стенах египетских пирамид изображены картины, которые недвусмысленно доказывают – да, древние египтяне пиво знали, любили и умели делать.

Но было то, чего не умели представители этих цивилизаций, уходящих корнями во тьму веков. Они не умели получать спирт. Поэтому ничего крепче вина римляне и греки не знали, хотя, если верить историкам, это вино могло быть достаточно крепким, чтобы в неразбавленном виде хорошенько ударять в голову.

Но пройдут еще века, прежде чем человечество научится получать крепкий алкоголь. Кстати, уже в древности процесс дистилляции был известен, и даже существовала конструкция примитивного перегонного аппарата, позднее известного, как «аламбик Синезиуса». Увы, но древние использовали подобные устройства для возгонки, например, паров кедрового масла или других ароматических жидкостей. Сейчас нам кажется это удивительным, но о том, чтобы получить таким образом крепкий спирт, никто даже не думал.

Римская Империя пала, и Древняя Эллада погрузилась во тьму забвения – но процесс перегонки все еще оставался уделом немногих ученых и алхимиков. В VIII веке аламбики использовались арабами (кстати, слово «алкоголь» мы тоже позаимствовали именно у арабов), но они делали только лекарства, и даже в трудах Абу Муссы Джафара Ал Сафи, который много писал о перегонке, нет ни слова о спиртном. И средневековые алхимики, подхватившие эстафету, тоже не интересовались получением крепкого спирта. Так уж вышло – куда интереснее было искать философский камень.

 

Отрада диких гор

Но… на свете есть Шотландия. Холодный климат, неприхотливый ячмень, который давал неплохие урожаи даже в дождливых предгорьях и на трудно возделываемой земле. А еще – христианские миссионеры, которые построили здесь монастыри, где монахам уже был известен главный секрет - как получить «воду жизни». История умалчивает, кто именно был первым владельцем этого знания, но, скорее всего, миссионеры, многие из которых были ирландцами, переняли его от крестоносцев.

Эти суровые воины, которые не отличались ангельским нравом и в землях Палестины дрались с сарацинами, умели ценить полезные изобретения врага. И узнали от арабов конструкцию примитивного перегонного куба. Вот только использовали крестоносцы ее совсем не для возгонки ароматов.

Как и в наши дни, тогдашние перегонные кубы были медными. Медь – очень ковкий металл, ее легко обрабатывать в кузнице даже не очень опытному ковалю, а ее химические свойства (которые в древности определили, разумеется, опытным путем) как нельзя лучше подходят для того, чтобы в результате процесса готовый продукт имел более сложный вкус и аромат. Крестоносцы оценили. А вслед за ними обрадовались и шотландские горцы.

Долгое время процесс был очень прост и примитивен. Брагу (в Шотландии, разумеется, ячменную) заливали в медный куб, под которым разводили огонь. Когда брага закипала, ее пары охлаждались в длинном витом змеевике. Конденсат капал в подставленный глиняный кувшин. Выход спирта был невелик, но горцы умели ждать и повторять весь процесс раз за разом. Так получался uisge beatha. Разумеется, никакого вкуса и аромата современных великолепных виски, подобных Glenfiddich, тут не было и в помине. Можно пить – и ладно, народ в горах был неприхотливым.

4 July 2017